Общество и культура
Северин Прахно


Юзеф Пилсудский и украинский вопрос

Северин Прахно

Северин Прахно

 

      В апреле 1935 (за месяц до смерти) Ю.Пилсудский сказал своему адъютанту: «Я проиграл свою жизнь. Мне не удалось создать свободную от русских Украину».

   Ю.Пилсудский в 1919-20 году выдвинул план создания польско-литовско-белорусско-украинской федерации «Междуморье», своеобразного возрождения Великого княжества Литовского, которым гордятся и поныне не только поляки, но и литовцы. Любой турист может увидеть на самом видном месте в историческом музее г.Вильнюса карту «от можа и до можа». Княжество, как никакое другое в истории Украины, проводило по отношению ко всем населявшим ее народам такую позитивную политику, что они этого не могут забыть до сих пор, хотя после Люблинской унии 1569 года прошло немало времени. Недавно (2010) литовские конники совершили исторический вояж по маршруту князя Витаутаса от древней столицы Тракай до Очакова. Это должно было символизировать преодоление границ между современной Литвой, Белоруссией и Украиной. О Польше не вспомнили? Вроде бы милая историческая экскурсия и все.

   А что если бы Ю.Пилсудскому удалось бы в 1920 г. сколотить такую региональную супердержаву? Каким было бы противостояние с немцами в 1939 году? Так ли быстро все рухнуло? Большевики, к сожалению, не поняли всей выгоды для себя таких планов. Если С.Петлюра от безысходности пошел на сближение с Ю.Пилсудским, то литовцы и слышать не хотели ни о какой федерации с Польшей. И сегодня, к сожалению, мы прекрасно понимаем, почему именно не захотели. Если бы Ю.Пилсудскому можно было бы верить? Если бы у него были бы реальные планы построения межэтнического наднационального образования? Если бы Ю.Пилсудский не маленькую польскую империю, а ЕС захотел бы построить в 1920 году, тогда бы и у Польши был бы шанс избежать той жестокой участи, которая ее ожидала.

  Вполне можно согласиться с тем, что планы и реальная политика Ю.Пилсудского очень часто фатально противоречили друг другу. Ю.Пилсудский, к сожалению, не имел никакой поддержки со стороны польского истеблишмента. Рижский мир с Лениным перечеркнул все планы Ю.Пилсудского о «Междуморье» и принудил Польшу оставаться в своих национальных границах и даже не мечтать о статусе регионального лидера. А ведь он еще в 1904 году писал в своих записках японскому правительству: «Нужно разделить русское государство на основные составные части и предоставить самостоятельность насильно включенным в состав империи странам. Мы считаем это не только осуществлением устремлений нашей родины к самостоятельности, но и гарантией этой самостоятельности». Заметим, что Збигнев Бжезинский тогда еще и не родился на свет божий.

   Ю.Пилсудский не смог принудить литовцев к федерации и просто их частично завоевал. А после 1920 года единственным народом с кем Польша могла дальше строить «федерацию», остались украинцы. Евреи и западные белорусы никаких претензий к польской власти не предъявляли. А украинцам была предложена, к сожалению, не федерация, а пацификация.

  Можно вспомнить политику польского правительства по отношению к украинской культуре 1920-1939 гг. и сравнить ее с действиями австро-венгерской администрации в Галиции второй пол. XIX ст. и до 1914 года. Можно посмотреть, например, прекрасные публикации об истории театра во Львове в эти годы.

   Даже беспристрастному наблюдателю ясно, что после 1920 года польские власти не оставили украинцам никаких надежд на какую бы то ни было, даже культурную, не говоря уже о территориальной, автономию.

  А когда эта политика привела к появлению украинских террористических организаций, в 1930 началась «пацификация». План Ю.Пилсудского включал аресты украинских активистов, закрытия абсолютно мирных даже спортивных организаций (например «Сокіл»), не говоря уже таких «террористических» организаций как «Пласт» или «Просвіта».

  Украинским ответом стало убийство министра внутренних дел Польши Б.Перацкого. А чего поляки ожидали? Адъютант Ю.Пилсудского М.Лепецкий так описывает реакцию маршала на убийство Б.Перацкого: «Если это окажется правдой, велю сечь их батогами, содрать с них шкуру. Никого не пощажу – ни женщин, ни девушек». Как же изменилась сильно позиция Ю.Пилсудского по отношению к украинцам. Возникает вопрос, когда же Ю.Пилсудский искренен? Когда говорит, что свобода Польши прямо связана с будущим Украины? Или когда требует кары убийцам Б.Перацкого и не хочет понимать, что же привело к этому трагическому событию? Или для него тут нет противоречия? Если бы Ю.Пилсудскому удалось преодолеть свое великопольское имперское сознание и увидеть в украинцах не временных союзников второго сорта, а равных себе европейцев, тогда бы история наших стран была бы иной. Тогда шанс и для Польши и для Украины был упущен.

  Только через 70 лет после его смерти польские политики получили возможность продемонстрировать достойное отношение к Украине. Думаю, что в Украине не забудут ту роль, которую сыграли в урегулировании кризиса 2004-2005 годов польские политики Александр Квасневский и Лех Качиньский. Они наконец-то поняли и приняли ту идею, что без свободы Украины, свобода Польши обеспечена быть не может.



Автор email
Текст