Общество и культура
Северин Прахно


Над Тунисом, Египтом, Украиной безоблачное небо…

Северин Прахно

Северин Прахно

 

         Дежурные статьи о Тунисско-египетской революции заполняют первые полосы самых бойких изданий на всем интернет-пространстве.  В них, как нам кажется, достаточно доходчиво обсуждается природа конфликта, вернее внешняя форма противостояния элиты и массы, бросивших друг другу беспрецедентный вызов. Сегодня остро стоит вопрос адекватного понимания нашим национальным истеблишментом природы тунисско-египетской революции. Если такое понимание не будет продемонстрировано, нас ожидает повторение северо-африканского сценария в самой разнузданной, деструктивной форме. 

             Независимые украинские аналитики не раз пытались найти что-то общее в революциях «роз», «тюльпанов», «помаранчей» и иных цветов и оттенков. Почему понимание тунисской «жасминовой», и египетской «тростниковой» революций для нас так важно?

Казалось бы, так далеки от нас реалии этих постколониальных, с более чем шестидесятилетним стажем национального развития, стран, о которых годами не вспоминают мировые масс-медиа. Что общего между актуальной политической ситуацией в Тунисе, Египте и Украине? 

1. Все три страны относительно мирно получили свою независимость. Как и другие бывшие колонии, они сохранили со своими метрополиями дружественные, почти союзнические отношения. Не случайно именно во Францию хотел лететь экс-президент Туниса генерал Бен Али, но Франция отказала ему в убежище. Скорее всего, и Мубарак спокойнее всего чувствовал бы себя в Лондоне. Россия для постсоветской украинской элиты всегда была страной, где без особенных хлопот можно получить политическое убежище. 

2. Каир, как и Тунис, никогда не были замечены в намерениях постоить у себя исламскую теократию. Известно, что первый президент Туниса Х.Бургиба в прямом телевизионном эфире во время Рамадана  демонстративно выпил сок в дневное время, чтобы показать всем, как он относится к многовековой религиозной традиции. Президент Египта Гамаль Абдель Насер без тени сомнения казнил в 1967 известного теолога и лидера «братьев-мусульман» Саида Кутба, наследники которого сегодня блестяще маневрируют в сегодняшнем политическом хаосе в надежде прийти к власти.

Сегодня в Украине, как и во всем цивилизованном мире, трудно найти желающих реализоватьТунис проект коммунистической утопии. Мы строим свое госкапиталистическое государство по «западным» чертежам, правда, с сильным авторитарным уклоном. Лидеры нашей страны и себе, и своим народам настойчиво внушают, что массы не доросли до свободы, что внедрение безграничной демократии приведет к хаосу и анархии беснующейся улицы. 

3. Правительства Египета, Туниса и Украины превратили получение высшего образования для основной массы населения в одну из своих приоритетных задач. Последние 20 лет Украина хаотично  загоняла в вузы всех желающих, без какого бы то ни было реального ограничения и контроля, что неизбежно и  драматически сказывалось на качестве подготовки специалистов. Получение высшего образования превратилось в государственную социальную программу обеспечения временной занятости огромных масс молодежи, которых привлекали фантастическими обещаниями стремительного карьерного роста в скором будущем.  Высшее образование в нашей стране и раньшее не было инструментом реализации жизненных планов, а теперь окончательно превратилось в самоцель для каждого уважающего себя молодого человека. 

4. Египетская, тунисская и украинская элиты не смогли сформулировать то,  что чаще всего называется «национальной идеей». Риторическим считаем вопрос, что где-то существуют народы, для которых такой идеей может считаться построение сытого, потребительски ориентированного общества? Борясь с исламом или коммунизмом, которые всегда  достаточно сдержано, оценивались в наших странах, национальные элиты, занятые собственным обогащением, не смогли хоть чем-то сцементировать свои общества. Мантры об «американской мечте», о возможностях, которые открывает скромная и честная работа перед каждым тружеником, образованную египетскую, тунисскую или украинскую молодежь не могли   убедить раньше и тем более не могут сейчас. 

             5. Отсутствие вертикальной политической и социальной мобильности в наших странах, толкает наиболее активную часть общества на путь радикализма, окрашенного в разные оттенки и цвета, но с абсолютно предсказуемыми  средствами и результатами. Мы еще услышим бодрые голоса молодежных лидеров, которые в принципе отрицают методы дряхлой и бессильной демократии, не способной обеспечить успешное достижение целей национальной революции. Если обратиться к истории наших народов, то мы найдем следы жестоких дискуссий на эту тему, которые всегда драматично заканчиваются в первую очередь для носителей центристской, демократической идеологии. Самоубийственно для наших обществ молча наблюдать за этими процессами и никак не реагировать на опасные подвижки в сознании активной части молодежи, которая скоро начнет реализовать на практике свой радикализм.

Когда же не останется и следа от слабых ростков демократии, как в наших соседних, «братских» республиках, поздно будет вступать в дискуссии. Мы будем жить в жутком страхе среди коричнево-красных отрядов молодежи, которые просто отрицают право западной  цивилизации на существование и жаждут ее полного  уничтожения.

По нашему и не только мнению, Тайвань, Южная Корея, Сингапур показали, как нужно действовать в таких ситуациях. В свое время, как мы помним, такой же кульбит сделала Япония. Все эти страны совершили переход от авторитарных до современных демократических форм. Да и сама Европа и США прошли тот же путь, только было это давным-давно. Прыгнуть через эту жуткую пропасть арабским или постсоветским республикам будет непросто, а может и совсем невозможно. Они упустит ли свое время и не могут быстро встроится в конвейер получения новых информационных технологий. Не Египет или Тунис с его популистскими революциями, а Корея и Сингапур образец для подражания наших правителей. Встреча В.Януковича с Ли Куан Ю в этом смысле показательна. Мемуары автора сингапурского чуда должны читать лидеры всех арабских и постсоветских стран.

Сегодня вопрос вопросов: сможет Китай удержать махину своей модернизации и перехода на новый этап без резких перемен политической сисеты или впадет в эту египетщину, гражданскую войну и сомализацию?

Премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю все годы своего правления (1959-2004, с этого года и до наших дней премьер-министр его сын Ли Сянь лун) не играл в демокаритю. Из 84 мест парламента страны оппозиция с 1959 года представлена 2 депутатами. Умный сингапурский реформатор в полной мере использовал то наследство, которое получил, те же мафиозные, клановые методы менеджмента. Самые успешные азиатские страны не слепо копировали Западный менеджмент, а опирались на управление по принципам конфуцианства: во главе правления крупнейших компаний находились исключительно представители семей основателей; пожизненное трудоустройство сотрудников; продвижение по карьерной лестнице за выслугу лет; фирменная, а не отраслевая  организация профсоюзов и т.п.). Япония строила не совсем западную демократию. У нее места в либеральной партии передаются в наследство не хуже чем в украинском парламенте. И тем не менее до 2010 года японский ВВП был вторым в мире после США. Сейчас этот сценарий для Японии исчерпан и все же она центр мировой науки и информационных технологий, а не Тунис или Египет, в которых нет ничего кроме отелей и зарабатывания на климате и берегах Средиземного моря.

К нашему великому сожалению, будущее Украины в жестком экономическои и политическом авторитаризме сингапурского стиля. Время упущено и ситуация иная. В Украине нет терпеливых китайцев, готовых терпеть эгоизм элит и отсутствие у них конфуцианско-протестантских качеств. Сингапур в свое время отделился от Малазии, чтобы не кормить ее бедное сельское население. Сегодня 9/10 населения этой страны, кроме богатой столицы Куала-Лумпур живут в азиатской традиционной нищете.  Может быть, и  наш чудесный Киев, в который идет 9/10 иностранных инвестиций в Украину, также поступит?

 



Автор email
Текст